Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело

Литературный портал Booksfinder.ru

Клад отца Иоанна - Лимонов Анатолий Иванович - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

ПриключенияПашки и Жорки, уже знакомых нам по роману «Девочка Прасковья», продолжаются. Вовремя летних каникул в православном лагере они участвуют в восстановленииразрушенного храма. К ним попадает зашифрованная схема расположения местазахоронения старинных храмовых икон, богослужебных книг и церковной утвари,бережно спрятанных от безбожных властей настоятелем храма отцом Иоанном,впоследствии репрессированным. Ребята начинают поиск клада, с целью возвращенияхраму утраченных святынь. Одновременно клад ищут преступники, промышляющиехищением церковных ценностей...

Анатолий ИвановичЛимонов

 

КЛАД ОТЦА ИОАННА

роман для юношества

...Окружайте, люди, себя, опоясывайтесь малыми делами добра - цепьюмалых, простых, легких, ничего вам не стоящих добрых чувств, мыслей, слов идел. Оставим большое и трудное, оно для тех, кто любит его, а для нас, еще неполюбивших большого, Господь милостию Своей приготовил, разлил всюду как воду ивоздух, малую любовь...

Архимандрит Иоанн Крестьянкин

ПРОЛОГ

«На острове Парос,что в Эгейском море, был благолепный с виду храм во имя Пресвятой Владычицынашей Богородицы. Однако весь тот остров, в том числе и храм, неизвестно почемуопустел и сделался обиталищем уже не людей, но зверей. Однажды охотники, жившиена приморской горе, называемой Эввея, сговорились поехать на корабле на тотпустой остров - для ловли зверей, ибо на острове было множество оленей и коз.Доплыв до острова, охотники с оружием своим сошли с корабля и пошли по острову,отыскивая добычу. Между ними был один охотник богобоязливый и пекущийся о своемспасении. Отделившись от своих спутников, он один ходил по пустынному острову,выслеживая зверей, и, найдя упомянутый запустелый храм, вошел туда и сталмолиться, как умел, ибо был человек простой и неграмотный. Кладя поклоны имолясь, он увидел на земле маленькую ямку и в ней воду, а в воде были намоченызерна подсолнечника (этого растения на том острове росло много), и подумал онпро себя: «Здесь есть какой-то раб Божий, питающийся этими семенами!». Однакоохотник немедленно вышел из храма, спеша догнать своих спутников. Товарищи егопробыли на острове несколько дней, наловили оленей и коз, сколько хотели, и ужес большою добычею возвращались из пустыни на корабль. Тогда вышеупомянутыйохотник опять отделился от спутников и вошел в храм помолиться ПречистойБогородице; к тому же он надеялся увидать того, кто намочил в воде подсолнечныезерна. Когда он, стоя посреди храма, молился, то увидал по правую сторонусвятого престола густые сети паутины, а за ними какое-то существо, как быветром колеблемое. Желая узнать, что это колеблется за сетями паутины, онподошёл и хотел снять паутину, но тотчас услышал голос:

- Стой,человек, не подходи ближе, мне стыдно, так как я - нагая женщина!

Услышав это,охотник испугался и хотел бежать, но от великого страха не мог; ноги еготряслись, волосы на голове его поднялись и сделались острыми, как терния, - истоял он в ужасе. Придя несколько в себя, он дерзнул спросить:

- Кто ты, икак живешь в этой пустыне?

И снова услышалголос, раздававшийся из-за сетей паутины:

- Прошу тебя,брось мне одежду, и, когда я прикрою наготу свою, тогда, сколько Господьповелит мне, поведаю тебе о себе.

Сняв с себяверхнюю одежду, охотник положил её на земле, а сам вышел из храма. Подождавнемного, пока жена та наденет его одежду, он снова вошел и увидел её стоящею натом же месте, на котором была и прежде. Вид её был очень страшен, так как онаимела только подобие человеческое. Не было в ней видно живого человека, но всяона была как бы мертвец: кости покрыты только кожею, волосы - белые, лицо -черное, очи - глубоко впавшие. И вообще весь вид её был, как вид лежащего вогробе мертвеца; она едва только дышала и могла лишь тихо говорить. Взглянув нанеё, охотник ещё более испугался и, упав на землю, стал просить у жены сеймолитвы и благословения. Тогда, обратившись на восток, она подняла руки свои истала молиться; не мог охотник слышать слов молитвы её, слышал только тихийголос, возносящийся к Богу. Затем, обратившись к нему, святая сказала:

- Бог да помилуеттебя, человек. Скажи мне, чего ради пришёл ты в пустыню эту? Какая нужда у тебяна этом пустынном острове, на котором не живёт никто? Но так как, думаю,Господь привел тебя сюда ради моего смирения, и ты желаешь узнать обо мне, то явсё тебе открою. И начала рассказывать так:

- А вашбилетик, молодой человек?»

Я вздрогнул и,удивившись не меньше того охотника, поднял глаза. Прямо передо мной возвышаласьдовольно упитанная тётенька в железнодорожной форме и с небольшой кожанойсумочкой через плечо.

- Что высказали? - переспросил я.

- Билетик ваш!- уже весьма раздражённо повторила подошедшая.

- А, извините,я сейчас, - спохватился я, поняв наконец чего от меня хотят, и полез в карманбриджей.

Однако билетатам почему-то не оказалось. Я виновато улыбнулся и, переложив книгу из руки вруку, сунул ладонь в другой карман. Но и там было пусто.

- Что такое!?Неужто потерял?! - подумал я. - Только этого мне ещё и не хватало! Сейчас такойписк поднимется, и доказывай, что ты не верблюд...

Женщинасделала более решительное лицо и надвинулась на меня.

- Ну и ..? -строго спросила она. - Где же ваш билетик?

- Да тут онгде-то... затерялся... - отозвался я и, снова переложив книгу из руки в руку,опять полез в уже проверенный карман. Контролёр, видно решив, что я самыйобычный «заяц» и что специально тянул время, чтоб добраться до ближайшейостановки, встала так в тесном проходе вагона, дабы я, чего доброго, не далстрекача, так и не заплатив за проезд.

- А вы еговаще-то брали!? - снова спросила женщина в форме и, поправив сумку на боку,зачем-то расстегнула её, будто намереваясь извлечь оттуда наручники или «кольт»38-го калибра.

И тут явнезапно вспомнил, что сунул этот треклятый билетик в нагрудный кармашек своейтенниски.

- А как же! -радостно отозвался я и, в третий раз переложив в руках толстую книгу, извлек насвет Божий изрядно помятый проездной документик.

- Что я«бомж», что ли, какой-то! - добавил я обиженно и протянул билет контролёру.Женщина брезгливо повертела его в своих толстых пальцах, затем надорвала одинконец и вернула обратно, разочарованно вздохнув. Она резким движениемзастегнула сумку и буркнула:

- Кто ж васзнает? Тут всякие ездят...

- Кто этовсякие? Я, что ли?! - хотел уж было я в отместку за нехорошие подозренияуколоть контролёра, но, подумав, что негоже христианину вступать в подобныеперепалки и что более полезно стойко и молча сносить любые оскорбления иогорчения, сыплющиеся извне, как, например, призывал святой апостол Павелкоринфян в своём послании к ним: «Для чего бы вам лучше не оставатьсяобиженными? Для чего бы вам лучше не терпеть лишения?», расслабился и сноваоткрыл книгу. Однако, вспомнив, что мало не делать зла и что нужно ещё творитьи добро, я вновь поднял голову и громко сказал отходившей от соседних сиденийженщине в форме:

- Извините,что задержал вас!

Контролёршаудивлённо оглянулась и буркнула:

- Да ладноуж...

Но я заметил,как посветлело её потное, усталое лицо, и мне от этого стало спокойнее на душе.За окошком по-прежнему проплывали однообразные с яркой молодой зеленью, высокиелесопосадки, в разрывах которых виднелись бескрайние изумрудные поля. Кое-гдеещё цвели кусты сирени, жимолости, по траве разливались золотые ручейкиодуванчиков... Такой пейзаж меня уже порядком утомил, поэтому я, взглянув начасы и убедившись, что поездка ещё далека до завершения, снова погрузился вувлекательное чтение толстой черной книги...

«Отечество моё- Лезвия (остров Лесбос, в Эгейском море - гласила сноска внизу странички),родилась я в городе Мефимне, имя моё - Феоктиста, по житию я - инокиня, ибокогда я ещё в детстве лишилась родителей, то отдана была родственниками вженский монастырь и облечена в иноческий чин. Однажды в праздник ВоскресенияХристова, когда мне было 18 лет, я пошла с благословением в отстоящее недалекоселение, чтобы посетить сестру свою, которая жила там со своим мужем, и у неёзаночевала. В полночь на страну ту напали арабы, предводителем которых былсвирепый Низар. Они пленили все селения, взяли в плен вместе с другими и меняи, когда наступило утро, посадили нас на свои корабли и отплыли. Проплывшицелый день, они пристали на ночь к этому острову и, высаживая пленников,разглядывали их, определяя цену, какою кто хочет выкупиться. Вместе с другимибыла выведена и я. Увидав находившийся вблизи луг, я повернулась к нему иобратилась в бегство. Пленившие меня гнались за мной и преследовали меня, какохотник зверя, но пустыня скрыла меня от них, - или, лучше сказать, Бог впустыне покрывал меня Своею благодатию и защищал от рук ловящих, так что они немогли найти и догнать меня. Я убежала во внутреннюю пустыню этого острова и непереставала бежать от страха до тех пор, пока колючими деревьями и тернием, атакже острыми камнями не изранила сильно ног своих. Не будучи в состояниибежать дальше, я, как мертвая, пала на землю и покрылась земля кровью моею,истекавшею из израненных ног. Всю ночь ту я провела в тяжких страданиях, ноблагодарила Бога, что Он спас меня от рук врагов моих и сохранилнеосквернённою. И пришло мне желание - лучше умереть скорее в этой пустыне в чистотедевической, нежели жить среди скверных людей и погубить посвящённое Христудевство. Поутру я увидела, что нечестивые разбойники отплыли от острова, и,освободившись от их рабства, исполнилась такой радости, что забыла болезньсвою. И вот с того времени доныне я 36 лет живу на этом острове. Питаюсь же ясеменами растущего здесь в изобилии подсолнечника, а более питаюсь словомБожиим, ибо все псалмы, песнопения и чтения, которым научилась в своёммонастыре, помню доныне и в них нахожу утешение и ими питаю душу свою. Одеждамоя в скором времени обветшала, и осталась я нагою, имея покровом толькоблагодать Божию, которая покрывает меня от всех зол».